Камбоджиец, переживший террор коммунистов: «До 20 лет я не знал вкуса риса»

28277947_1580815585361118_1802825841_oЕго бабушка с дедушкой не дожили до глубокой старости — их расстреляли, но Кео вспоминает об этом спокойно. Описывая свою историю камбоджиец периодически улыбается, будто повествует сказку на ночь. Он объясняет, что личной трагедией жителей этой далекой азиатской страны не удивишь, ведь там у каждого в семье кто-то погиб во время кровавого и беспощадного террора коммунистов — «красных кхмеров» (об этом читайте ниже в нашей справке — авт.)

Я познакомилась с Кео в Сиемреапе – городе, построенном вокруг развалин известного на весь мир древнего храма Ангкор-Ват. Несмотря на языковой барьер (оба знаем английский «a little»), нам удалось пообщаться по душам. Кео рассказал о том, что в курсе войны в Украине, о том, как ему удалось очень быстро освоить японский язык, а так же о камне преткновения между Таиландом и Камбоджей и о сложной жизни в родной стране, совсем недавно ставшей туристической.

Небольшой спойлер: после нашего знакомства Кео — полиглот выучил несколько украинских слов.

Полиглот по нужде

Мы встретились накануне празднования Нового года на вилле на окраине Сиемреапа, которую Кео сдавал нашей шумной компании, прибывшей в Камбоджу в конце декабря. Он снял ее в долгосрочную аренду.
Кео совсем недавно вернулся из Японии.

В самые голодные для камбоджийского народа дни, Кео приложил все усилия, чтобы выехать из родной страны. Некоторое время  работал таксистом и возил японцев – гостей Камбоджи из аэропорта, что позволило освоить японский язык. Позже он смог стать переводчиком в одной из самых закрытых от туристов азиатских стран. Это время Кео вспоминает с особой теплотой, но уверен, что сейчас на родине будет более полезен.

— Ты так быстро освоил японский язык, это фантастика!

— Это вопрос выживания, нужно было думать о том, чем питаться и где жить. Я в то время работал учителем младших классов, преподавал все предметы и получал зарплату 20 долларов в месяц. Сейчас, для сравнения, мой младший брат учит детей математике, ему платят 250-300 долларов ежемесячно. Я сдал экзамен и получил лицензию гида, этим зарабатывал.

Через 4 года одна компания забрала меня в Токио, я продолжал учить там язык и осваивал навыки работы с их клиентами, был менеджером в местном гест-хаузе. Когда контракт закончился, переехал снова в Сиемреап , и вот уже три месяца нахожусь здесь, управляю двумя гест-хаузами: один – на 5 комнат, другой – на 3.

28276216_1580815562027787_1666960101_o

28275244_1580815568694453_2130771024_o

Поскольку я хорошо знаю японский, сейчас стараюсь как можно больше говорить на английском, чтобы подтянуть его, практикуюсь уже два месяца. Учил «инглиш» раньше, но подзабыл…

— Я тоже, — улыбаюсь в ответ как можно более искренне, понимая, что мой английский уступает навыкам собеседника.
(Зато там, в Камбодже действует универсальный язык жестов и улыбок. Местные жители без стеснения заглядывают в глаза иностранцам, с интересом расспрашивая их о родной стране. Украинцы в Сиемреапе – не такие частные гости, как, например, поляки.)
— У нас по телевизору показывают сюжеты об Украине, — продолжая улыбаться, неожиданно заявил Кео.

— Ух ты! А что именно?

— О том, что у вас война, о том, что Россия атаковала Украину, которая хотела быть независимой. Знаю, что это страны, находящиеся рядом. В Пномпене (столица Камбоджи, — авт.) есть даже российская улица. Наверное, представители этой страны когда-то были частыми гостями города. Еще вспомнил, в новостях говорят, что Венгрия обеспокоена введением нового языкового закона в вашей стране. Раньше были какие-то венгерские школы, а теперь – нет.

— Теперь преподавание в большинстве школ ведется на украинском языке.
— Скажи что-нибудь на украинском…
— З новим роком!
— З ноооовиииимммм роооокоооомммм! – нараспев пытается повторить сказанное Кео.

— Правильно! – восторгаюсь я.

Большая и маленькая война в Камбодже

Что ты думаешь о политике «красных кхмеров», жестокость которых потрясла весь мир?

-Не знаю, что сказать.… Тогда Камбоджа была коммунистическим государством, таким же, как и Китай: не было богатых, не было бедных. Многие молодые люди поддерживали Пол Пота (Генерального секретаря Коммунистической партии с 1963 по 1979 года, лидера движения «красных кхмеров»). Правление Пол Пота, сопровождавшееся массовыми репрессиями и голодом, привело к гибели, по разным оценкам, от 1 до 3 миллионов человек, — авт. ). Если бы в то время не убивали людей, то, может, было бы неплохо… А сейчас богатые – очень богатые, а бедные – очень бедные. Во время режима «красных кхмеров» я был маленьким, жил в деревне с бабушкой и дедушкой, их позже расстреляли. В каждой камбоджийской семье есть такая история. Тогда везде гибли люди. Мы жили очень бедно, до 20 лет я не знал вкуса риса.

Наша семья из 100 грамм крупы варила рисовый суп в огромной кастрюле, потому что ста граммами каши можно накормить только 1 человека, а кастрюлей супа – нескольких.

— Есть ли у вас день памяти, когда вспоминают о погибших в то тяжелое время?

— Это 7 июня, день свободы от диктатуры Пол Пота.

— Сейчас в Камбодже остались «красные кхмеры»?

— Уже давно никого нет.

— Всех коммунистов убили или выгнали?

— В 1998 представители правительства сказали, что если «красные кхмеры» уйдут от Пол Пота, то их простят, и они смогут быть камбоджийцами дальше. Некоторых из них задержали, но судебные процессы до сих пор не завершены. Местных коммунистов обвиняют в преступлении против человечества. Часть тех кхмеров оказалась в горах, после того, как под конец войны вьетнамцы ввели армию и оттеснили их из городов, до этого они жили по всей стране.

— Как вы, камбоджийцы, относитесь к нынешнему королю? Он у вас такой креативный.
(Тут стоит сделать отступление для читателей, король Нородом Сиамони учился в пражском университете, позже во французской школе занимался балетом, и даже стал президентом ассоциации танцев).

— Он на троне совсем недавно – с 2004 года. Сиамони стал королем, после отречения отца, а вот в правлении Нородома Сианука есть вещи положительные и есть не очень. Хорошо, что он освободил страну от влияния Франции, которое длилось с 1863 до 1953. Нородом-старший был мудрым правителем. В то время король пытался сделать экономику страны процветающей. Вообще считаю, что если бы США не начали войну с Вьетнамом, в Камбодже было бы все в порядке. Мы не хотели сотрудничества с американцами. И вот в 1970-ом году «красные кхмеры» свергли короля, который вынужден был бежать. Наш король тоже был коммунистом и поэтому боролся с Пол Потом за лидерство. Думаю, он запутался из-за сложной ситуации.

— А как сейчас обстоят дела на границе Камбоджи с Тайландом, вооруженный конфликт продолжается?

— Да, там находится храмовый комплекс Прэахвихеа, который в 2008 году стал наследием «Юнеско» (Прэахвихеа начал строить древний правитель Яшоварман Первый в 893 году н.э., он возвёл храм Шивы Шикхарешвары -«Бога Вершины». Последующие короли Кхмерской Империи восстановили старые и построили новые сооружения, — авт.)
Эта историческая памятка одновременно принадлежит двум государствам. Из-за этого и конфликт. «Это мое – нет, это мое!»

— А что говорят в «ЮНЕСКО»?

— Считают, что храм принадлежит Камбодже, но тайцы с этим категорически не согласны. В 2008 году была предпринята попытка заключить мир, но уже через год противостояние вспыхнуло с новой силой. Хотя, это не такая уж и серьезная война… На ней люди умирают редко, совсем не так, как во время режима «красных кхмеров».
Справка «Занозы»:

«Красные кхмеры» пришли к власти в Камбодже в конце 1970 годов. Это были преимущественно члены забитых северных племен, занимавшихся аграрным хозяйством. Необразованные крестьяне легко верили, что их жизнь улучшится, если перебить всех богатых. Буржуями, которые заслужили справедливое наказание, считали всех жителей городов. Армия «красных кхмеров» пополнялась преимущественно подростками. Одетые в характерные черные робы с шарфами на шее, они не боялись смерти, не ставили неудобных вопросов и были готовы ревностно выполнять лозунги революции.

Пропаганда Пол Пота поддерживала идеи Маркса, Ленина и Троцкого.

В столице Камбоджи отряды кхмеров сначала встретили аплодисментами. Но очень быстро радость сменилась шоком. В стране начался настоящий ужас: за 72 часа всех жителей двухмиллионного города вынудили покинуть столицу. Страной покатились расправы над сторонниками прежней власти, военными и интеллигенцией.

Диктатор отменил деньги. Национальный банк в Пномпени просто взорвали. Страну переименовали из Камбоджи в Кампучию, в которой всё подчинялось партии. Детей отбирали в специальные интернаты. Разрешение на бракосочетание и разрешение на рождение детей выдавали специальные чиновники. В коммунах созданных «пол-потовцами» людей превращали в рабов, которые должны работать по 18 часов в сутки за еду.

Полина Положенцева

Если вы нашли ошибку – выделите текст и нажмите сочетание клавиш Shift + Enter или кликните сюда. Спасибо!

comments powered by HyperComments