Известный запорожский хирург о новом законе: «Большие люди рассказывают, что у всех будут забирать органы и верят им, а не нам»

35842492_2073621959558810_2667224868918919168_nБуквально накануне глава государства Петр Порошенко подписал закон он трансплантации, но на деле нам еще очень далеко до европейской медицины.

Закон о трансплантации образца 1999 года действовал в Украине вплоть до вчерашнего дня, пока Президент Петр Порошенко не подписал новый.

Однако в нем сохраняется основной принцип — презумпция несогласия. Это означает, что каждый из нас автоматически несогласен быть донором органов после смерти.

Для примера: презумпция согласия действует в соседней Белоруссии, Австрии, Испании и многих других.  Это означает, что если гражданина такой страны  нет  в специальном реестре, он автоматически соглашается быть донором после смерти.

Для населения должно быть понятно, что орган, ткани или клетку не заберут у пациента, если нет прижизненного согласия — поясняет директор областного центра хирургии и межобластного центра трансплантации Александр Никоненко.

Согласно новому закону планируется создать специальный реестр, в котором украинцы, которые готовы стать донорами после смерти, могли бы зарегистрироваться, но это дело не одного года.

Можно пойти другим путем и заверить у нотариуса согласие делегировать близкому человек ( необязательно родственнику) право решать судьбу органов после вашей смерти или заключить договор с больницей, где обследуетесь. Но пока запорожцы к такой практике не прибегают.

Чаще всего решение принимают родственники и практически во всех случаях отрицательное:

Как-то один из телеканалов проводил на улице опрос у прохожих, спрашивли готовы ли они стать после смерти донорами, все соглашаются когда идет обезличенные разговор, но когда спрашиваем у родственников — получаем отказ.  Бывали случаи, когда родственники письменно давали согласие, которое забирали через несколько часов. Мы живем в  обстановке полного недоверия врачам.

В цивилизованных странах население с детства приучают, что после смерти они станут донорами и это нормально. Известные политики, спортсмены заявляют об этом публично.

У нас же большие люди говорят публично, что органы будут забирать у всех подряд и наше население им верит, а не врачам. Спросите у кого-нибудь из известных людей готовы ли они показать пример и заявить, что станут донорами?

Главные нововведения закона

Несмотря на то, что презумпция несогласия сохраняется, новый закон несет в себе несколько ключевых изменений. В частности, вводится такое понятие, как транспланткоординация.

Транспланткоординаторы  – это специальные врачи, которые будут работать в реанимационных отделениях, куда поступают больные с болезнями или травмами головного мозга.

Они отслеживают потенциальных доноров и когда подходит момент, организуют ряд мероприятий. Все начинается с диагностики смерти мозга.

Как только она наступила, проводится беседа с родственниками и если те согласны, после звонка в отделение транспантологии проводится забор органа.

Транспланткоординатор  должен перед тем, как проводится забор, взять у потенциального донора ряд анализов на такие опасные инфекции ,как СПИД, ВИЧ, гепатит. Родственники за пересадку органов умершего ничего не получают, кроме спасения чей-то жизни, конечно.

Закон предусматривает все этапы трансплантации, в том числе создание нового органа, который будет курировать финансовый вопрос, вести созданный реестр доноров.

Со слов Никоненко, еще одно новое важное положение – информирование населения об особенностях трансплантации. Если раньше медики делали это своими силами, теперь информационные материалы будут готовить за бюджетные деньги профессионалы.

Кроме того, из бюджета обещают на все 100% финансировать как саму операцию, так и восстановительную терапию.

Отношение к смерти нужно менять и у самих врачей

Александр Никоненко поясняет: зафиксировать смерть пациента можно только после отмирания мозга, при этом сердце может все еще биться.

Многие не хотят мириться со смертью родных, видя, что тот подключен к аппарату искусственного дыхания и прослеживается сердцебиение.

Подобное заблуждение имеется и у многих анестезиологов, которые считают, что пациент жив, пока прощупывается пульс.

Диагностировать отмирание мозга на данный момент можно только в областной больнице. Никоненко сетует, что в 5-ой горбольнице, где, к сожалению, погибает немало пациентов, нет элементарного оборудования, которым можно было определить отмирание мозга, как и в 6-ой больнице, где много пациентов с инсультом.

Бригаде облбольницы приходится выезжать со своим оборудованием и проводить диагностику.

Будь это оборудование во всех больницах города, врачи бы имели возможность проводить куда больше операций по пересадкам.

В мировой медицине не приветствуется родственное донорство

В развитых странах всего в 20% случаев пациентам пересаживаются почки от родственников. В основном это делается в крайних случаях, когда например, орган нужно пересадить ребенку и возможности ждать годами нет, поскольку тот отстает в развитии.

Через 10-15 лет донор  и сам попадает в зону риска, лишившись почки.

В Украине же наоборот развит второй вариант. Медикам так проще – считает Никоненко. Ведь операция по трупной пересадке куда более сложная.

На сегодняшний день Запорожская облбольница — единственное медучреждение в стране, где производится трупная пересадка органов.

Всего в нашей стране действует 6 центров, но списка ожиданий ни в одном из них нет.

Мы потеряли две почки —  в Европе это было бы преступлением

В Запорожской облбольнице пересаживают органы пациентам со всей Украины. Например, сейчас в отделении две пациентки из Ровненской области и Днепра.  Им повезло  – ждали почки всего пару месяцев, поскольку совпали по показателям с донорами.

Но бывает и такое, что почка не подходит никому из пациентов из списка ожиданий.

Александр Семенович жалуется: недавно так пропали две почки от донора. Не нашлось тех, кому бы они подошли:

– Для Европы чтобы пропали органы сродни преступлению. Мы были с делегацией в австрийском городе Инсбурге, так вот там почки понадобились пациенту из другой страны. Так вот для этого специально открыли аэропорт, у нас же не нашлось совпадения по базе и они попросту пропали.

Печальная статистика

Всего в Украине за прошлый год провели 120 трансплантаций почек – в основном от родственников, что в мировой медицине не приветствуется.

Украина тратит миллионы долларов на то, чтобы проводить операции по пересадке органов за границей, например ,в Белоруси, где этот процесс намного более налажен.

Из 2000 нуждающихся специальная комиссия отправляет на операции за границу, которые оплачиваются из бюджета, человек 15.

Чтобы пересадить почку в Белоруссии — нужно 60 тыс долларов, в Запорожской облбольнице такая же операция обойдется в 300 тыс гривен. Пациент платит из этой суммы порядка 45-50 тыс.

С начала года в больнице выполнили 6 операций по пересадке почек. Всего в центре трансплантологии пересадили  600 почек , 3 сердца, провели более 400 операций по пересадке печени.

Если вы нашли ошибку – выделите текст и нажмите сочетание клавиш Shift + Enter или кликните сюда. Спасибо!

comments powered by HyperComments