«Торговый центр моего детства»: что мы помним о самом культовом рынке Запорожья

_MG_0719-2Походы на рынок «Анголенко» за одеждой, техникой, продуктами и стройматериалами для многих из нас были настоящим ритуалом выходного дня и надолго въелись в память. Это сейчас он утратил былой лоск, а в свое время был главным торговым центром детства для тысяч жителей не только нашего города, но и области.

«Заноза» собрала самые яркие ностальжи-истории:

–  Я родом из Энергодара, поэтому приезжать на «Анголенко» по выходным было нашей семейной традицией и моим каким-то особым ритуалом. В нашем маленьком городе дела с шопингом обстояли плохо, а хотелось выделяться. До сих пор не понимаю как мама соглашалась на все мои безумные эксперименты со стилем. В 2004 году, когда я была в 9-ом классе, в разгар Оранжевой революции, я захотела яркие оранжевые колготки. Конечно, политика меня тогда интересовала мало, просто они были безумно красивыми, хоть и стоили больше 100 гривен. Сумма на то время немалая.

Но проносила я их очень долго. Помню как все кричали вслед «Ющенко-так!» куда бы я не шла. А  носила я их под высокие черные сапоги: внизу из кожи, а голенище – из мягкой замши с прорезанными кругами, обязательно под короткую юбку.

Там же я покупала свое платье на выпускной и наряд на последний звонок. «Ангола» – это как первая любовь.

Единственное, что всегда бесило – это когда заставляли мерять вещь, которая тебе не нравится, потому что «это же на манекене плохо сидит, давай на тебе посмотрим как сядет». И после споров я мирилась, а вещь, как на зло, садилась хорошо. До сих пор не понимаю, как я не болела после всех этих примерок на морозе.

Наверное, оттуда и пошла моя железная выдержка. Я могу шопиться беспрерывно часов 8 (смеется).

 

– Раньше рынок Анголенко задавал моду, там продавали вручную сшитые  модные блузки, вязаные шапки ручной работы, которые, правда, все были одинаковыми. Все праздники отмечались прям на рабочем месте. Сначала появлялось на базаре и уже потом в магазинах. Как-то мы пришли за дубленкой в канун Нового года. Казалось, что мы попали на чье-то застолье: все продавцы с коньяком, накрытыми столами, колбаской подрезанной.

 

– У меня отец работал на радио рынке, когда тот еще возле стадиона КПУ находился. Потом его бизнес посыпался, а сам рынок переехал на Анголенко. Друзья папы перебрались туда, и папа частенько ходил на выходные к ним в гости, постоять, пообщаться. Я, конечно же, ходила с ним. И среди его друзей- бывших коллег был дядя Влад. Он торговал проводами, кабелями, шнурами, светодиодными лентами и подобным. Как же я любила во все это откровенно «залипать». У него иногда были какие-то такие красивые кабеля эти, полу-прозрачные, какие-то силиконовые с цветными вставками, просто разноцветных куча, каких угодно. И папа стоит с ним общается, а я щупаю и рассматриваю проводочки. Часами могла стоять у его ларька. Иногда даже счастье перепадало, когда они мне отдавали обрезки этих кабелей и термоусадки, я ими игралась подолгу, плела там что-то из них.

Но если говорить о «ностальгии по Анголенко» в целом, так единственное стойкое воспоминание оттуда у меня осталось одно. Анголенко — это то место, где мне никогда не покупали то, что я хотела. Никогда! Бабушка, которая водила меня туда за одеждой, конечно же всегда намного лучше знала, что мне подойдет, а что нет, и почему мне не нужно брать этот зеленый свитер с бахромой и каким-то странным узором на нём, а лучше взять вот тот спокойный темно-синий гольф под горло с огромными расклешёнными рукавами. Тут же мне покупали и форму на линейку в 1 класс. И ничего, что пиджак был размера на 3 больше, чем нужно. Как раз к 3-му классу он сел на меня отлично, и я успела его доносить.

 

–Зимой я пришел на Анголенко за джинсами. Это было как раз на новогодние праздники, перед Старым новым годом. В яме женщина торговала мужской одеждой, и я как-то раз уже приходил к ней, в этот рез решил «вернуться». Выбрал, по традиции на картоночке померял, все подошло, но они оказались на порядок дороже, чем я планировал. Стоили они 800 гривен, а у меня с собой было чуть больше 300. Продавщица сказала: ну, ничего, давай то, что можешь, а остальное занесешь. Я, конечно, крайне удивился такому предложению, и предупредил её, что я уеду из города на несколько дней, я не смогу завтра занести. Но женщина и на это сказала, мол, ничего, вернешься – занесешь. Спаковала мне джинсы и отдала. Я вернулся когда в город, пришел к ней, спросил помнит ли меня, на что она ответила утвердительно, и отдал ей оставшиеся 500 грн за эти джинсы. Я их проносил, кстати, очень долго, года 4, может даже больше.

 

– Это были те самые лихие 90-ые, я почему-то решила, что предпринимательство — это мое, и начала торговать косметикой. Конечно же, на Анголенко.
Как-то в один из дней подходит пара ко мне, рассматривают-выбирают товар из ассортимента моего Avon’a, и говорят, мол, хотим заказ сделать, большой. Я на радостях давай собирать им этот заказ, упаковывать. А ребята говорят: вы только извините, мы долларами расплатимся. Нормальная совершенно в то время практика, ничего удивительного.
Заказ там не на ровную сумму получался, а они мне сотню дают. Высчитали по курсу, я им отдала косметику, дала сдачу, и ходила счастливая потом полдня, радовалась, как успешно торговля пошла.
А потом глянули на эти 100 долларов дома уже, и они конечно же оказались фальшивыми. И радость как-то быстро улетучилась.
И время ж такое было, никому ничего не докажешь, не привлечёшь к ответственности какой-то.  Закончилось все тем, что мы с мужем потом как-то таким же образом умудрились пристроить эти деньги фальшивые.

 

–Рынок Анголенко был одним из самых многолюдных и универсальных мест в эпоху 90-х. Он заменял супермаркеты, строительные магазины, продуктовые лавки. И когда стояла задача что-то купить, именно этот рынок первым приходил на ум. Для многих целым ритуалом было посетить его в выходной день. Его пиковая активность приходилась на мое детство. Там родители покупали мне вещи, обменивали картриджи на приставку Dendy, пополняли запасы продуктов питания. В любое время года, продавцы приглашали тебя в киоск, чтобы примерить турецкие джинсы, обувь, футболки. Тебя прикрывали шторкой (в лучшем случае), а иногда импровизированная примерочная была прямо за прилавком на потертой картонке, где проходящие мимо люди, могли наблюдать твои потуги что-то примерить на себя. Сейчас такой подход кажется мне диким и варварским, но именно тогда, в 90-х, это казалось чем-то в порядке вещей.

Среди узких проходов ходили люди с сумкой-бананкой на поясе и собирали «местовое», пожилые и не очень люди таскали тачки-кравчучки, которые были оборудованы термосами и прочими емкостями, из которых тебе наливали кипяток и готовили кофе, чай. Из-под полы так же предлагался, например коньяк. И часто меж рядами курсировали священники, что окропляли святой водой торговые точки для более эффективного бизнеса. Рынок Анголенко это целый пласт культуры и возможных бизнес-идей, именно из него вышли многие бизнесмены, но большинство так и осталось в этом пространстве безвременья продолжать торговать. Валютчики, жареные пирожки и беляши, наливайки, продажа подержаных мобильных телефонов – кажется это осталось неизменным. Рынок умирает, как мне кажется – это факт. Я давно не посещал его, да и такая необходимость с течением времени отпала сама собой. Супермаркеты, бутики и интернет-магазины вытеснили лично меня из этой системы «продавец-покупатель» и окончательно развели наши интересы в разные стороны. Даже не представляю, что бы сейчас меня там могло заинтересовать.

Читайте также: Все там были: как сейчас живет легендарный рынок «Анголенко» (Фоторепортаж)

 

 

Если вы нашли ошибку – выделите текст и нажмите сочетание клавиш Shift + Enter или кликните сюда. Спасибо!

comments powered by HyperComments