Запорожская пара, живущая в Дании: о хюгге, сложном языке и северном нраве
21 июня 2019
Опыт

Запорожская пара, живущая в Дании: о хюгге, сложном языке и северном нраве

Пока я делал интервью с самыми счастливыми украинцами, что живут в Дании, я ощутил это самое хюгге, о котором Михаил и Валерия рассказывали мне в нашей беседе - состояние спокойствия, полной удовлетворенности и вселенской доброты.

В нашем разговоре мы затронули много интересных тем, которыми интересна Дания – социальное равенство, заработные платы, сложность изучения языка, менталитет, здоровый образ жизни, трудоустройство и учеба.

Формальное ,на первый взгляд интервью, превратилось в теплую проникновенную беседу об этой скандинавской стране, которую всем сердцем полюбили наши земляки.

– Расскажите для начала немного о себе.

Михаил: Я родился и вырос в городе Запорожье. Учился на бухгалтера, но по специальности не работал ни дня и диплом в моей жизни не сыграл никакой роли. Впервые я рванул в Польшу в 2010 году.

Валерия: Я по образованию менеджер, работала специалистом по персоналу в одной из крупных продуктовых сетей и репетитором по английскому. Уже в Дании получила магистерскую степень по международному бизнесу и маркетингу.

–Михаил, то есть твоя жизнь в Европе началась с Польши?

Михаил: Да, и я могу сказать, что начало было довольно тяжелым. Да, приходилось браться за любую работу. Работы я не боялся, боялся остаться без неё. Была цель и это ещё больше мотивировало. Мы знали, что эти сложности временные, видели потенциал этой страны и знали, чего хотим. Да, были некие ухмылки в глазах знакомых из Украины, после того когда они слышали где и кем приходилось работать. Такие люди вычеркнуты из нашей жизни. Сейчас же я рад, что в свое время, мнения некоторых людей не изменили наш курс. У меня есть цель, и я иду к ней любой ценой. Несмотря на тяжелые трудовые будни, я с первого дня почувствовал разницу и контраст между Украиной и Польшей. Да и Польшу я видел только с хорошей стороны, и чем больше я находился там, тем больше мне нравилось быть в Европе. И да, в Польше был я один, Лера в это время работала и доучивалась в Украине

–И на тот момент захотелось остаться в Европе? –Михаил: Да. Появилось ощущение свободы и возможностей. В Украине не так это ощущалось. В Польше увидел перспективы, даже, несмотря на невысокие (по европейским меркам) зарплаты.

 – Дания была осознанным выбором?

Михаил: До Дании я несколько месяце в Швеции работал сборщиком ягод. Очень понравилась природа. Я все время работал, поэтому что-то конкретное мне не запомнилось, но помню, что был очень впечатлен. До того момента я понятия не имел, что такое Скандинавия. Немаловажно то, что у меня были болгарские корни и ,возможно, поэтому мне удалось получить европейский паспорт достаточно быстро. Скандинавия, в тот момент не рассматривалась, были все-таки мысли о Германии. Дальше мы начали искать знакомых, контакты и работодателей в Европе. Я нашел сослуживца, который рассказал, что его друг ездил на сезонные работы в Данию. Он дал мне координаты человека, с кем там можно было связаться. Мы почитали о стране, нам понравилось, там достойный уровень жизни и высокие зарплаты. С этого момента было решено ехать в Данию.

–Какой была ваша первая работа в Дании?

Михаил: Мы направлялись со знакомым в никуда, просто сели в машину и приехали в страну. Мы съехали с автобана в город и начали спрашивать людей в магазинах, на улице о вакансиях и через неделю нашли работу в теплице с цветами. И практически сразу комнату. Ее нам сдала москвичка, которая вышла замуж из датчанина и переехала сюда. Очень хорошие люди.

Валерия: На первых парах было очень сложно: найти работу, перестроиться. Ребята нашли работу и жилье и чуть позже Миша приехал в Запорожье и привез меня сюда. Поначалу это был перелом сознания, потому что после комфортной среды, в которой ты привык, в которой вырос – переехать в комнату в другую страну, делить кухню и ванную, жить с чужими людьми, искать активно работу, стучаться во все двери, приходить проситься со своим резюме, было очень сложно. Это практически переступить через себя, начать жизнь заново. Но сейчас, по истечении 4 лет, мы счастливы и понимаем, насколько все, через что мы прошли, было важно. Нам действительно очень повезло, мы рады, что у нас все это было, и мы очень ценим это.

–В каком городе вы живете? Можете описать его по ощущениям? Михаил: Мы живем в Оденсе. Это родина сказочника Ганса Христиана Андерсена. Старый город с прекрасной и самобытной архитектурой, маленькими разноцветными домиками и уютными улочками. Датчане чтят традиции и следят за исторической достоверностью, поддержанием ее в первоначальном виде. Город сам по себе небольшой, третий по численности после Копенгагена и Орхуса, он комфортный для жизни, не перегружен ни населением, ни транспортом.

Валерия: Он маленький, уютный красивый и по меркам Дании чуть ли не мегаполис.

Михаил: Хотя если сравнивать с Запорожьем, то масштабы нашего индустриального города очень даже. А здесь численность небольшая – 250 000 населения.

Валерия: Да, но в соотношении масштабов страны – это большой город. Ведь численность всей Дании около 5,5 миллионов.

Михаил: Еще здесь очень удобное местоположение. Мы живем на острове Фюн. Он маленький и окружен Балтийским морем. Находится между материковой частью, что граничит с Германией. Нас разделяет 2 моста Большой Белт и Малый Белт.

 –Насколько дорогая аренда жилья в Дании?

Валерия: Дорого. Очень дорого.

Михаил: Средняя стоимость на нашем острове от 4000 крон (535 евро).

Валерия: Перед тем как снять жилье, нужно заплатить за первый и последний месяц. Плюс депозит в районе 2000 евро. Если ты, например, решишь съехать с квартиры раньше времени. У них это очень важно.

–Насколько цены соизмеримы с зарплатами?

Михаил: Сначала цены нас шокировали, особенно после Польши. На все: еду, бензин, машины.  В Дании почти половину зарплат составляют налоги. Больше 40%.

Валерия: А в целом, соотношение зарплат и затрат хорошее. Навскидку: за 2-х комнатную квартиру на коммунальные услуги в месяц уходит около 15% дохода с одной зарплаты. Это если твоя квартира. Плюс 15% будет уходить на продукты. И нужно учитывать, что необходимо платить много счетов по телефонам, интернету, страхованию жизни, машины. Это еще около 20% от средней зарплаты в Дании.

–Вы работаете официально, я так понимаю? Михаил: Работаем всегда официально, здесь нельзя работать «по-черному». В Дании работодатели не идут на это, потому что на них налагают огромные штрафы в случае нарушений. Их могут лишить лицензии, и датчане не связываются с такой практикой. Подработку разовую можно найти без оформления, но работу практически нереально.

–Где сейчас работаете?

Михаил: Около 3 лет на предприятии с вековой историей, датируемой с 1908г. производящую мебель всемирно известных датских дизайнеров.

Валерия: Сейчас устроилась по специальности: я маркетолог в частной фирме, которая продает брендовую одежду.

–Что значит работать в датской компании?

Михаил: Это значит иметь 37 часовую рабочую неделю, это возможность получить 5 недель отпуска, подарки на праздники, полный социальный пакет, пенсионные отчисления, страховки и прочее.

–А какие отношения с начальством в Дании?

Михаил: В Дании действует закон равенства, который гласит, что ты ничем не лучше меня. Это значит, что с начальством общаешься на «ты» и по имени. Начальник не имеет права повышать голос или кричать на сотрудников.

–Как решалась проблема с иностранным языком, насколько я знаю, скандинавские языки одни из сложных? Насколько тяжело было интегрироваться в датское языковое пространство?

Михаил: Могу сказать, что в Дании, как и в большинстве европейских стран, есть такой спасательный круг – английский язык. Основная часть населения довольно таки сносно владеет английским языком.

Валерия: Дания входит в топ-стран, где хорошо знают английский. На нем говорят практически все.

–То есть на начальном этапе английский язык спасал?

Валерия: И до сих пор очень спасает.

Михаил: Но, честно говоря, мой английский язык по приезду в Данию желал быть лучше. Было сложно общаться, объяснить что-то. Но так как первое время довелось работать с поляками, украинцами и румынами, было легче. И в процессе ежедневных разговоров начал вспоминать и восполнять язык. А так, Лера, конечно, помогала с языком.

–Занимаетесь ли вы изучением датского? В чем его сложность? Валерия: В том, что это практически два языка. Как написаны слова и как они читаются, это совершенно две разные истории. То есть ты никогда не прочитаешь правильно слово по-датски. Представь, что из 7 букв выбросили 4, а произносят 3 и совсем не так, как ты думаешь. Поэтому произношение очень сложное.

Михаил: И самое интересное, что сами датчане не могут объяснить правила произношения. Спрашиваешь их: "Почему это или то слово так пишется или произносится",  а они мотают головой и говорят, что сами не знают.

Валерия: Даже учителя говорят нам: «Правил нет – все слова исключения». Просто необходимо их все выучить. И на слух очень тяжело воспринимать. Плюс ко всему,  в Дании много диалектов. У нас шеф датчанин говорит, что своего дедушку из другой части страны очень слабо понимает.

Михаил: Сейчас уже, конечно, язык выровнялся, но тем не менее, присутствуют слова, которые произносятся и читаются по-разному в разных диалектах.

Валерия: Самый легкий датский язык для понимании – в Копенгагене. Там где мы живем, немного более сложный диалект.

– Где вы изучаете язык? Валерия: Ходим в бесплатную школу.

Михаил: Эта программа изучения языка рассчитана на датчан. Основной акцент сделан на грамматику с орфографией. Чтобы попасть в эту школу, ты должен выучиться для начала в базовой, где учат основам говорить.

Валерия: К сожалению, сейчас ужесточают правила приема в языковую школу. Раньше первые три года обучения были бесплатными. Сейчас такого нет. Но так как на базовом уровне мы язык выучили, пошли в другую, выбрав из нескольких вариантов.

Михаил: Мы сдали экзамен и начали учиться.

Валерия: Да, есть возможность учиться языку бесплатно.

 – С какими еще трудностями при переезде столкнулись?

Михаил: Очень сложно дается поиск работы. Если речь идет действительно об интересной и высокооплачиваемой вакансии. Не составляет особого труда найти работу в сфере IT, инженерных специальностей. Эти профессии востребованы. Но естественно нужно в идеале владеть датским. Приезжему без опыта и связей будет конечно же, куда сложнее.

Валерия: Да, без связей тяжело. Здесь также активно работает нетворкинг. Датчане очень доверяют мнению того человека, что уже работает в компании и рекомендует соискателя работы.

Михаил: Рекомендации. Работодатели даже не скрывают, что берут людей по связям, а потом если не набирают, то обращаются дальше в поисках.

Валерия: Кстати, здесь очень сложная налоговая система в понимании. Здесь у каждого своя налоговая ставка, государство что-то вычитает, что-то возмещает, и как правило, даже многие датчане не понимают, как это работает. В налоговой ставке учитывается много нюансов: есть ли у тебя кредиты, дети, находишься ли ты в браке. Мы тоже до конца еще не разобрались, как это работает.

 –Сильно ли отличается датский менталитет от нашего?

Валерия: Северяне, одним словом. Интроверты.

Михаил: Не скажу, что они не общительные, но…

Валерия: Они любят свое личное пространство. Пока училась, я часто ездила в институт на автобусе. Так вот, в салоне датчане сидят по одному, редко, когда увидишь их по двое. Стараются не становиться близко друг к другу (если например, загружен автобус, что бывает очень редко), почти все в наушниках.

Каждый ценит свое пространство, не любят, когда лезут с советами. Например, знакомый в спортзале рассказал, что ни в коем случае не подходите к человеку и не советуйте, если он делает неправильно упражнения, пока тот сам не попросит.

Помним, как в супермаркете кто-то упал, а Миша пытался помочь, и люди очень странно реагировали, мол, не трогай меня – я сам встану. И бабушка, которой тоже пытались помочь, не особо рада была помощи. Здесь и в самом деле все независимы друг от друга. Женщинам не открывают дверь и не пропускают вперед, например.

Михаил: У датчан – полное равноправие. Мы смело можем сказать, что люди мало где отличаются друг от друга, есть некоторые моменты, которые характеризуют нацию в целом. Например, датчан отличает то, что они очень неохотно впускают в свой круг доверия, в свое личное пространство. Но когда ты войдешь в него, то они открываются совершенно с другой стороны. Они милы в общении, у них прекрасное чувство юмора, любят сарказм и подшучивать друг над другом. Они спокойны и также воспитывают детей.

Валерия: Очень семейная страна, здесь все рассчитано на семью.

 –А о самой жизни в стране, что заметили интересного. И сложно ли было интегрироваться?

Михаил: После полутора лет в стране мы пересмотрели свое отношение к Дании, мы стали её изучать, интересоваться, пытаться по возможности быстро интегрироваться. Это было для нас несложно, потому что очень многие моменты нам импонируют здесь. Например, датский минимализм, стиль в одежде, интерьерах.

Почувствовали, что такое «хюгге» и в чем он заключается. Стали больше проводить времени у моря, часто выходим на вечерние прогулки. Начали путешествовать и это все в сумме начало дарить то самое ощущение счастья. Все-таки Дания, признана страной самых счастливых людей в мире. Нам очень комфортно здесь жить, потому что  не нужно никому что-либо доказывать, каждый живёт как ему удобно.

Считается неприличным выставлять богатство на показ, в магазине вас обслужат одинаково: будь ты в дорогом костюме или рабочей одежде. Нет никакой возрастной дискриминации. И да, вы не найдёте здесь ни одного ресторана или бара с VIP-комнатой.

Валерия: А еще датчане очень любят свечи. Если ты знаешь – это основная составляющая хюгге. Без них в Дании никуда. И рождество здесь это настоящая магия. Датчане любят делать подарки, шопинг начинается с октября и длится до самого Рождества. Сметают абсолютно все с прилавков.

– Кстати о «хюгге». А правда, что в Копенгагене есть институт исследования счастья?

Михаил: Да. Он так и называется. И там межу прочим ведутся серьезные исследования по вопросам жизни, счастья и благосостояния жителей. Особенно активная работа там начинается тогда, когда Дания уступает место в индексе счастья Норвегии (*смеется)

– Что можешь сказать о социальной направленности страны. Есть беженцы, бродячие животные, социальные выплаты, страховки?

Михаил: Я заметил, что здесь совершенно нет бродячих животных, и да, кажется и детских домов здесь тоже не встречается. Наверное, это связано с высоким уровнем социальной защищенности датчан и их отношения к этому. А беженцев много, и этот вопрос на повестке дня у государства. Правительство с каждым годом ужесточает правила для беженцев (сроки получения постоянного места жительства и гражданства, социальные выплаты и т.п.). Т

ебе будет интересно узнать, что в Дании действует обязательное страхование собак, а в случае нанесения ущерба от животных – платят страховые компании, а не хозяева. Однажды нашу рабочую машину повредил соседский сенбернар: оторвал зубами кусок бампера. Ущерб составил около  12 тысяч крон, если не больше.

Мы связались с хозяином, и он нас успокоил, сказав мол, не переживайте, потому что Тедди (так звали собаку) застрахован. Все проблемы решили между собой страховые компании, так что никакого стресса. Нас это повеселило тогда.

 –Мне кажется датчане аккуратные и культурные.

Михаил: Нууу, они свинюшки (*смеется). Например, если брать какой-то фестиваль, то после него город усеян мусором. А если около клуба молодежь ест пиццу, то под ноги бросаются коробки. И это в порядке вещей. Правда, в 4 утра начинают работать коммунальные службы, город убирается и к 7 утра, он уже как новая копейка.

Валерия: Заметила, что очень красиво и чисто снаружи, а внутри во многих домах… бардачок.

Михаил: Красивая нация. Девушки, парни. Многие не зациклены на роскоши, не боготворят вещи.

Валерия: Что еще сказать про них? Менталитет очень отличается от нашего, но нам он импонирует. Нам нравится, как они воспитывают детей, как в принципе ведут себя в семье, нравится равноправие. В парах все делается вместе: мужчины могут уходить в декрет, как и женщины, и могут проводить с ребенком не меньше времени, чем мамы. Как по мне, очень правильно расставлены приоритеты.

Михаил: Нормально, когда девушка платит за себя в кафе на свидании, это может быть месяц, два. Многие чеки в ресторанах напополам. Здесь у всех есть возможность зарабатывать и полностью обеспечивать себя.

 –Какой у вас круг общения, есть ли среди него датчане?

Михаил: Самые лучшие друзья, с которыми мы общаемся, – это мой шеф и его жена. Они датчане. Общаемся каждую неделю. Эти люди внесли огромный вклад в нашу жизнь и интеграцию в датское общество. Мы благодарны вселенной, что она нас свела с этими замечательными людьми.

Валерия: Друзей здесь найти действительно сложно. Они неохотно впускают в свой круг, который сформировался еще в школе, например. Я когда училась, понимала, что в уже слаженные компании попасть будет очень сложно.

Друзья, которые у меня появились – это датчанка турецкого происхождения. У нее родители турки, но родилась она в Дании. Еще одна датчанка родом из Франции. Все остальные знакомые и друзья – это венгры, греки. Интернациональная компания у нас. С коренными датчанами сложно все-таки.

– Какое отношение датчан к иностранцам?

Михаил: это очень субъективно и все зависит от человека.

Валерия: у нас, наверное, нетипичная позиция.

Михаил: очень сложно получить контракт, поэтому основная масса украинцев едут работать на фермы, где предлагают официальные программы по сотрудничеству и трудоустройству Дании и Украины. Это работа на фермах и теплицах. Около 80% всех украинцев работают в основном здесь. У них есть привязка к работе, до того, как они получат постоянное место жительства. Сменить работу, конечно, можно, но для этого придется найти соответствующее по цене жилье.

Валерия: По 5-6 лет приезжие украинцы работают на фермах, и это очень тяжелый труд. Фермеры часто избалованы дешевым трудом украинцев, и загружают их по полной. И да, многие датчане, кого мы встречали в жизни, были судьбоносными, как нам кажется. Очень помогали и от них были очень позитивные впечатления. А вообще, датчан считают националистами, но нам попадались только хорошие люди.

–Расскажите, чем занимаетесь в свободное время в городе?

Михаил: В свободное время мы ходим на тренировки. Не секрет, что Дания, в чем-то семейная страна и здесь много делается для людей. Вся система работы и рабочие графики построены по тому принципу, чтобы у человека было достаточно свободного времени, дабы он проводил его с семьей. То есть, как правило, это убывающая неделя.

Валерия: Обычно в 4 часа уже все заканчивают работу, чтобы детей забрать из садика, чтобы нянечки пошли домой, и у тебя было время провести его с ребенком и заняться бытом.

Михаил: и пятница короткий день. Ты заканчиваешь в полдень, максимум в 2 часа дня и у тебя получается почти два с половиной дня выходных. Кстати здесь, достаточно дешевые спортзалы. Чтобы ты понимал – безлимитный абонемент на месяц стоит как три пачки сигарет – 99 крон. Ты можешь позволить абонемент на месяц, и это доступно любой семье. Датчане– спортивная нация. Любовь к спорту прививается с раннего детства.

Люди катаются на велосипедах, плавают, бегают. Залы посещают с 10 лет и до старости. Порой можно увидеть в каждом зале даже 90 летнюю бабушку на тренажерах. И это абсолютно нормально. Нет никакой возрастной, ни другой дискриминации.

Валерия: Добавлю, что понедельник, среда, пятница это тренировки. Вторник, четверг – школа по изучению датского языка. В свободное время после работы, когда позволяет погода, мы едем на море. 20 минут и  на пляже. Берем лежаки и проводим время на берегу Балтийского моря.. На выходные садимся в машину и можем съездить в соседнюю Германию, либо другой город в Дании.

Михаил: Когда везет с хорошей погодой, то всегда выбираемся. Да и большинство датчан стараются проводить выходные на природе с семьей в парках, садах, озерах, либо как мы – выбираются к морю.  

 – Экология несравнима с индустриальным Запорожьем?

Валерия:: Экология в Дании – это отдельный разговор. Расскажу на своем примере. С 16 лет у меня часто были обострения и аллергии, как и у многих жителей Запорожья. А здесь все это прошло.

Михаил: Да, а здесь мы какое-то время не обращали внимания на то, что Лера перестала пить таблетки.

Валерия:Хотя первое время у меня была жуткая акклиматизация, и мы думали, что нам не подойдет эта страна. Очень было плохо. Но сейчас радуемся жизнью здесь. Мы пьем воду из-под крана. Она настолько чистая и вкусная, что просто наслаждаемся ее вкусом, кайфуем от этого воздуха. Он очень чистый и приятно дышится.

– Насколько качественные продукты?

Валерия: Дания пытается переходить по максимуму на экологические продукты, начиная с детских садов и заканчивая едой в супермаркетах. На многие экологические продукты цены почти такие же, как и на обычные.

Михаил: Вообще у них вся еда качественная. Полки в магазинах не перенасыщены импортными продуктами. На свой рынок мало пропускают заграничные товары. Есть свой контроль и ГОСТы, и чаще здесь можно встретить именно местные товары.

Датчане повернуты на экологии. Даже в строительстве домов, стараются не использовать пластик, в обшивке, материалах. Часто это натуральные компоненты, такие как дерево.

Стараются пользоваться нетоксичными красками, которые делаются из натуральных составляющих. Очень развита система ресайклинга – переработки мусора. Покупая бутылку воды, в цену уже заложена стоимость переработки, что стимулирует людей в итоге сдавать ее обратно, как вторсырье

 – Приходилось ли сталкиваться с медицинским обслуживанием?

Михаил: Медицина бесплатная, кстати.

Валерия:Да, для всех плательщиков налогов медицина бесплатная. Единственное, стоматолог оплачивается отдельно, но до 18 лет он бесплатный. Но к стоматологу мы летаем в Украину.

Михаил: Да, дешевле купить билет в Киев, вылечить зубы и вернуться обратно. –Интересно, какова цена на стоматолога?

Михаил: В среднем от 1000 до 2000 крон (3800-7900 грн, прим.авт), если вырвать зуб, например. –Я уже понял по нашему разговору, что домой вас особо не тянет? Михаил: Если бы спросил в первые полтора года, я бы сказал – да, тянет. А сейчас нет. Наш дом здесь, честно сказать мы даже начали забывать, как это жить в Украине. Конечно же, мы скучаем по друзьям и семье.

Валерия:Здесь очень комфортно. Мы уже обосновались и прочувствовали эту страну, и поняли что здесь наш дом.

Михаил: Очень важно понять, и я советую это нашим знакомым, что: «Нужно полюбить страну, понимать ее, чувствовать, ценить и благодарить!»

Валерия: И, конечно же, определиться с тем, что ты хочешь. Когда определяешься, у тебя все начинает получаться.

– Какие из не попсовых мест можно посетить в Дании туристу? Михаил: Нам еще много что предстоит увидеть, но рекомендуем из нераскрученных мест остров Рёмо. Мы так и не научились его правильно произносить (*смеется). Там все в песке. Дюны. Очень необычно и красиво. Скайен. Это самый север, где сходятся два моря, и в хорошую погоду видно границы морей по цвету. Копенгаген, конечно же. Обязательно Лего Ленд, хоть он и популярный, но погружает тебя в детство, в мечты. А у нас в городе можно посетить дом и погулять по улице, где родился Андерсен. На острове, где мы живем, красивые пляжи.

–Вы много рассказали, за что любите Данию, а найдется ли в ней то, за что ее можно не любить? Михаил: Мы подготовились к этому вопросу.

Валерия: Хотя сначала зависли с ответом (*смеется)

Михаил: Мы сидели на берегу моря, смотрели на воду, я прочел этот вопрос и затруднился ответить. Повторюсь, если бы в самом начале, как я приехал сюда, ты спросил об этом - я бы нашел, что сказать тебе. А сейчас…

Валерия:Мы пришли к выводу, что нас немного утомляет датский язык. Это, конечно, связано со сложностью его понимания, изучения и использования в речи.

Михаил: Хотя, может быть, это и не проблема вовсе.

Валерия:: Будь здесь полноценно английский язык, это была бы идеальная страна.

Михаил: Освоение датского языка, это только вопрос времени. А больше ведь и сказать нечего. Ведь мы полюбили эту страну, и она стала родной для нас.

Валерия: Дания дает много возможностей, и если ты за них хватаешься, если хватает сил, энергии, желания, то у тебя здесь все получается. Ты можешь получить все что хочешь, и наслаждаться жизнью как это делают датчане. Не зря Дания, одна из самых счастливых наций уже сколько лет.

Михаил: И да, мы познали, что такое хюгге. У датчан это искусство получения удовольствия от простых вещей. Это слово тебе никто не переведет. Они с детства находятся в этом состоянии счастья, уюта, комфорта.

И добавлю, почему же здесь комфортно: ты социально защищен, государство заботится о людях в глобальном плане, работая 37 часовую неделю, получаешь достойную зарплату и обеспечиваешь себе комфортную жизнь.

Кто-то спускает деньги в клубах, кто-то курит и пьет, третий может их просто копить, а кто-то путешествовать как мы и получать удовольствие от жизни. Вот это и есть хюгге. Мы общаемся с датчанами при свечах, пьем чай с печеньем, у нас приятная беседа – вот это состояние счастья, независимое в данный момент от тех же денег – и есть хюгге. Надеюсь, я не запутал тебя.

Максим Смирнов 

Другие статьи
"Уберите дохлого кота, а то я боюсь": какими фразами сводят с ума председателей запорожских ОСМД
"Уберите дохлого кота, а то я боюсь": какими фразами сводят с ума председателей запорожских ОСМД
Город
Под ударом каждый из нас: как создаются фейки о педофилах и почему за это нельзя наказать
Под ударом каждый из нас: как создаются фейки о педофилах и почему за это нельзя наказать
Проблема