“Обстрелы ― это не так страшно, как остаться в российской оккупации”:как сейчас живет Бердянск
30 марта 2022
Люди

“Обстрелы ― это не так страшно, как остаться в российской оккупации”:как сейчас живет Бердянск

Вот уже больше месяца популярный запорожский курорт находится в российской оккупации. В Бердянске проблемы с интернетом, продуктами и медикаментами. Несмотря на это, горожане держатся и мечтают снова жить как раньше.

О жизни в оккупации “Заноза” расспросила местного жителя на условиях анонимности, учитывая методы ведения войны российскими оккупантами.

Многие уехали

Многие из Бердянска выехали по разным причинам: кто-то боится внимания орков, кто-то попасть в плен или неудобных вопросов, кто-то просто боится. Когда встречаем на улице знакомых, спрашиваем: “Ну что, тоже тут пока?” Так и держимся пока ничего не решилось и не было никаких “референдумов” или не ввели рубль.

Ресторанная сфера закрылась сразу же с приходом оккупантов 25 февраля. Съесть можно разве что шаурму в паре киосков. Остальные кафе законсервировали до лучших времен.

Банки уходят, магазины закрываются

Кроме гуманитарной катастрофы, надвигается и еще одна ― с наличкой. Ее нет в принципе. Очередь на каждый оставшийся банкомат по 1000 человек сутками напролет. Вероятность, что тут появится рубль никому не нравится.

Ряд банков прекратил работу, потому что орки туда приходили и требовали с ними сотрудничать.

Крупные магазины распродали товар и закрылись, потому что туда тоже приходили орки и заявляли: либо сотрудничайте, либо откроем тут крымские сети. “Ева” открылась одной из последних, вызвав неимоверный ажиотаж среди местных.

Мариупольцам продавали канистру бензина за 10 000 гривен

В городе сегодня практически не купить туалетную бумагу, порошок, женские средства гигиены. В огромном дефиците уксус, сода, соль. Сахар стоит 150 грн за килограмм. Когда приехали мариупольские беженцы, закончился вообще весь бензин.

Заправлялись по 120-150 гривен за литр при нормальной цене в 30-35 гривен, потому что не было другого варианта. Знаю, что продавали канистру даже от 100 долларов, а бывало и по 10 000 гривен.

Один из самых популярных запросов по местным чатам ― это медикаменты. Пару человек садились в машину “скорой”, абсолютно не будучи медиками, везли лекарства из Запорожья на свой страх и риск для астматиков и диабетиков, которые им жизненно важные.

Когда не было хлеба несколько дней из-за отсутствия дрожжей, работники хлебокомбината ехали, рискуя жизнью в Запорожье. Во время одной из таких поездок оккупанты их обстреляли.

Мы уже привыкли жить без интернета

Весь интернет отключен, домашний тоже, остался разве что “Укртелеком” и городская связь без возможности звонить по межгороду.

Три дня назад орки принудительно заглушили мобильную связь. Видимо, хотят интегрировать сюда “Феникс” как “ДНР” и “ЛНР”.

Удалось организовать работу городского колл-центра. С его помощью сформировали стратегический запас продуктов и средств гигиены для местных и беженцев.

Многие вернули городские телефоны, у кого были отключены все эти годы. Бывает едешь по городу и видишь по 200 человек возле банка, это означает, там пока работает точка доступа с     WI-FI.

Оккупанты чувствуют себя как дома

Российские оккупанты чувствуют себя как дома: ездят по улицам на своих “Уралах” и БТРах, нарушая все правила движения или ходят демонстративно группами. Сначала в городе появилась военная полиция, потом наехало много ОМОНовцев, ФСБшников, непонятных “ДНРовцев” с Донбасса и Росгвардия.

Росгвардейцы якобы патрулируют город и делают вид, что сохраняют порядок. Демонстративно дают детям печенье, соки, говорят, что всех освобождают. Хотя часть нашей гуманитарки разворовали и потом раздавали якобы от своего имени.

После захвата оккупанты получили задачу завоевать лояльность населения. Одновременно с этим еще одна группа ищет по домам и квартирам участников АТО, “кошмарят” владельцев заведений, требуют от них договариваться.

Россиянство не ложится в души бердянцам

Россиянство очень сильно исчезло. Да, в Донецке и Луганске, может, оно и ложилось хорошо, но сейчас у них большие проблемы. Россиянство не ложится в души местным. У оккупантов нет поддержки. За исключением случаев, когда местные приходят в оккупированные органы власти: кто узнать за пленных, кто попросить разрешить эвакуацию или за лекарствами. Мы боимся остаться в оккупации больше, чем обстрелов.

Обстрелы ― это ерунда, не хочется остаться как Донецк или Луганск в серой зоне с российскими рублями. Городская власть ушла в подполье Городская власть отказалась сотрудничать с оккупантами и уйдя в подполье, благополучно держится.

У нас смогли запустить городской транспорт в оккупации, реально убираются улицы и вывозится мусор, есть вода. Поэтому считаю городская власть молодцы и нормально держится. Больница тоже работает, хотя орки неоднократно похищали врача и требовали перейти на их сторону.

Участников проукраинских митингов похищали одного за другим

Сначала все пытались выходить на проукраинские митинги, но они закончились после того, как подряд похитили всех активных участников. Потом они записывали видео с перепуганными лицами и просили остальных не выходить. Конечно, никто не поверил. Мы знаем, что это было сделано под давлением. Они не победили, потому что не могут захватить наши мысли и желания.

После участников митингов похитили нардепа Александра Пономарева и экс-нардепа Сергея Валентирова. Всем похищенным досталось, потому что каждого пытали. Кого-то били током, кому-то превратили лицо “в кашу”, кто-то до сих пор ходит в туалет кровью.

Хотя оккупанты и пытаются создать картинку какие они благодетели, на самом деле у них одна цель: запугать и дестабилизировать ситуацию. Похищенных пытали. Кто-то кровью ссыт, кого-то током били, кому-то лицо в кашу. Разные ситуации, но с теми, кого они украли, ведут как пид…сы.

Патриоты ждут удобного момента

Партизанско-диверсионное движение есть. Оставшиеся патриоты держатся вместе, они никуда не делись. Используют современные методы войны и держат строй. Думаю при понимании что делать дальше, могут в любой момент “выстрелить”. Есть надежда и все предпосылки.

Мы просто хотим, чтобы все вернулось как было

Зачем мы больше всего скучаем? Хотим одного: чтобы все вернулось, как было. Мы не ощущали насколько мы жили счастливы просто имея возможность повести ребенка в сад или наблюдать за тем, как разгружают фуру “АТБ” возле супермаркета.

Мы находимся в угнетенном состоянии, потому что нас лишили стандартных человеческих обыденных вещей. Деньги перестали иметь хоть какой-то вес, ничего толком купить нельзя или вложить во что-нибудь. Нет настроения что-то делать по дому, садить огород или дачу. Не знаешь что будет завтра: уедешь или нет. Половина города сидит на чемоданах.

Мало кто собирается оставаться под началом или контролем оккупантов. Даже те, кто были нейтральными в 2014 году, поняли, что “русский мир” не несет ничего хорошего. 

Другие статьи
Понад місяць без зв'язку із сином: як родина захисника Азовсталі вивозила з окупованого Маріуполя нагороди сина
Понад місяць без зв'язку із сином: як родина захисника Азовсталі вивозила з окупованого Маріуполя нагороди сина
Люди
Начать с нуля: в Запорожье открылась доставка суши из Мариуполя
Начать с нуля: в Запорожье открылась доставка суши из Мариуполя
Фудкорт