Посиди у дяди на коленях: истории, которые мы так и не решились рассказать родителям
27 августа 2019
Проблема

Посиди у дяди на коленях: истории, которые мы так и не решились рассказать родителям

Не так давно мы писали текст о педофилии, в котором проскочили страшные цифры: каждый 10 ребенок в возрасте до 12 лет становится жертвой сексуального насилия.

Учитывая, что эта тема для многих табу, статистика может быть еще более удручающей.

Мы сидим вечером в кафе впятером с подругами и тема всплывает сама. Трое из нас признаются, что в детстве сталкивались с сексуальными насилием в той или иной форме.

А еще сталкивались  многие наши подруги. Такие истории есть у каждой из нас. У каждой. О многих так никогда и не узнают родные, потому что не хочется, чтобы те волновались.

Именно поэтому мы пишем их здесь.

Примечание: говоря «сексуальное насилие» мы подразумеваем все его формы, от словесных «заигрываний», демонстрации гениталий, преследований, тактильных контактов до самого полового акта.

Нам с подружками было примерно лет по 10-11. Мы жили в одном дворе, рядом с Маяковского. И там был чувак, похож был на полубомжа какого--то, старый-старый мужик. Этот мужик на площади Маяковского рисовал всякие картины. И как-то так получилось, что одна из наших подружек гуляла одна, и пошла к нему. Они разговорились, он нарисовал её портрет, и начал ей предлагать, мол, чтобы она его познакомила с подружками своими. Потому этот мужик предлагал девочке поехать к нему в квартиру в порту.  Она испугалась, забрала этот рисунок и ушла. Нам об этой ситуации она не рассказала. Но когда мы потом, после этого, уже всей компанией пришли гулять на Маяковского, я увидела, что он начал за нами как-бы ходить по пятам.  И так продолжалось на протяжении плюс-минус нескольких недель. Он как только нас видел – постоянно нас преследовал.

Родителям я об этой ситуации не рассказывала. И, по-моему, никто из моих подружек об этой ситуации родителям не рассказывали. Ну, или я по крайней мере об этом не знаю. Тогда страшно было, когда понимаешь, что за тобой странный стремный тип ходит какой-то постоянно, и до сих пор страшно ходить по этим дворам в темное время, и по другим подобным местам.

Я не знаю, как на мне эта ситуация отложилась. Или другая, когда я в том же возрасте с подругой шла по двору, а какой-то тоже взрослый мужик ни с того ни с сего спросил у нас, можно ли он покажет нам свой член.

Все, что я знаю, так это то, что у меня в детстве никакого секс-образования и разговоров о педофилии ни с кем из взрослых никогда не было. Но я со своими детьми, когда они у меня будут, обязательно буду говорить об этом и готовить их к тому, что такое бывает, и от этого нужно максимально себя беречь.

Ещё одна наша героиня решилась рассказать своей маме о том, что произошло, только спустя около 10 лет после всех этих событий. А на самом деле, все детство она жила в квартире с педофилом-отчимом.

Первый раз случился, когда мне было около 12 лет. Примерно с этого возраста он начал по ночам приходить ко мне в комнату. В большинстве случаев он был пьян. Но в такие «визиты» он трогал меня в интимных местах, мог целовать мне ноги, живот. Он сразу сказал, что секса сейчас не будет. Только годам к 25, если я буду не против. По дому я всегда ходила в белье, пижаме, и сверху закутывалась в халат. Маме я об этом решилась рассказать только прошлым летом, уже после их развода. А до этого времени, особенно, когда они жили вместе, я боялась. Было очень страшно, что я развалю семью, если мама об этом узнает.

Я не обращалась за помощью к психологам. Но я точно понимаю, что это сказалось на мне. Сейчас, в свои 25, я ненавижу, когда меня обнимают сзади за бедра или прикасаются к груди. Сразу же возникает огромное желание ударить человека по рукам. И сейчас я понимаю, что пережитое в детстве до сих пор отражается на моих отношениях с мужчинами. Очень сложно им доверять и не бояться.

Никогда родители или взрослые со мной о таком не говорили. Все, что было на эту тему в детстве – слова от учителей в школе «не говорите с незнакомыми дядями». Ну, это мне помогло не очень.

Психологи и специалисты акцентируют внимание на том, что чаще всего дети страдают от тех, кто им близок. Педофилами могут оказаться и родственники, и друзья семьи, и соседи.

 Мы учились во втором классе, когда это случилось. Дом новый, его сразу заселили, и как-то так быстро все со всеми раззнакомились, дом дружным был, все друг друга хорошо знали. Мы с подружкой гуляли во дворе, и я с трудом помню, как так получилось, но мы разговорились с мужиком из соседнего подъезда. Ему тогда лет 40 было, около того. Кажется, мы помогли ему в чем-то, и он за это пригласил нас к себе домой. Сказал, мол, в любое время, когда ходите, приходите, я вас печеньем и кока-колой угощу. Через пару дней мы встретили его снова, без задней мысли пошли к нему домой. Сначала все было хорошо. Нас не смутило присутствие еще одного взрослого мужика в квартире, нас действительно угостили печеньем и сладкой водой.

Но закончился этот визит тем, что я оказалась на коленях у этого соседа. Он гладил меня, обнимал, а в какой-то момент просто вложил мне в руку свои гениталии. Подружка спохватилась быстрее меня и быстро ушла из квартиры, оставив меня одну. А я до сих пор не понимаю, как мне удалось оттуда убежать.

Ни родители, ни соседи, никто об это ничего не знает. И не дай бог узнают. Я, наверное, никогда не решусь им рассказать об этом происшествии.

И тогда, когда это произошло, я понимала, что это – странно, но не понимала конкретно почему, и что в этом плохого. Полностью осознала масштаб той ситуации не так давно, уже в полностью сознательном возрасте.

Многие в детстве сталкивались с онанистами, причем банально гуляя в своем дворе:

 В детстве я часто сталкивалась с онанистами даже просто гуляя во дворе или разговаривая в с подругой перед школой возле подъезда. Как-то мы разошлись на мультики с подружками и на Настю в подъезде напал мужчина, успев снять штаны. Она закричала, поднялась шумиха, был день, в общем все закончилось хорошо, но с тех пор я всегда, когда захожу в подъезд оглядываюсь по сторонам и притормаживаю, делая вид, что перевязываю шнурок, если за мной по улице идет подозрительный мужчина.

Родители, конечно же, беспокоились о моей безопасности: просили не покидать пределы двора, не говорить с незнакомцами и на этом все. В школе вообще не припоминаю. Учителя больше беспокоились о своей ответственности, говоря, мол, если с вами что-то случится за пределами школы во время учебного процесса, отвечать буду я.

В 2016 году украинская активистка, феминистка Анастасия Мельниченко запустила в сети флешмоб под хештегом #янебоюсясказати. Целью акции было привлечь внимание к проблеме насилия и помочь жертвам высказаться, хотя бы так. Запорожье эта волна тоже зацепила, в нём участвовали местные журналисты, активисты. Те, кто писал свои истории под тегом – взрослые люди, профессионалы, известные в городе личности. Они признавались, что рассказывают об этом публично впервые.

Журналистка Катя Маркова едва не стала жертвой изнасилования, когда ехала в такси из Днепра. Активистка Вика Петрова не рассказала о себе, потому что с ней в жизни ничего подобного не случалось. Но она напомнила о том, как в нулевых годах, когда они учились в 5 или 6 классе, её одноклассницу нашли в подъезде 9-этажного дома. Изнасилованную и убитую.

Мы не можем изменить прошлое, но точно можем повлиять на будущее. Если не замечать или умалчивать проблему, она все равно никуда не денется.

Настя Потапенко

Другие статьи
"Каждый вечер все выходят на балконы и аплодируют врачам": история украинки на карантине в Испании
"Каждый вечер все выходят на балконы и аплодируют врачам": история украинки на карантине в Испании
Люди
"Не спешите меня хоронить": как запорожцы  сталкиваются с волной ненависти после возвращения из-за границы
"Не спешите меня хоронить": как запорожцы сталкиваются с волной ненависти после возвращения из-за границы
Люди