Не надо стесняться: с какими проблемами запорожцы ходят к психологу
25 сентября 2019
Опыт

Не надо стесняться: с какими проблемами запорожцы ходят к психологу

В нашем обществе до сих по не принято обращаться к психологам: страшно, неудобно или стыдно, потому что не справился сам. Более того, в некоторых кругах даже высмеивается или считается чем-то надуманным.

Мы собираемся с  близкими друзьями раз в пару недель. У каждого к этому времени накапливается достаточно проблем для обсуждения. Одна моя подруга начинает жаловаться, что парень не зовет ее замуж и вообще отношения стали сложными.  Второй друг не может решиться на смену работы. Третья жалуется, что не может даже смотреть на бургер из-за страха потолстеть – слишком долго шла к своему идеальному весу и боится его потерять.

Все вышеперечисленные ситуации могут сигнализировать о наличии определенных зажимов и внутренних конфликтах, с которыми обычными разговорами за бокалом вина не справиться.

Но мы, конечно же, не идем ни к каким специалистам, продолжая  полагаться на себя или думать, что это как-нибудь само собой решится.

Хорошо, что отношение к психологам меняется в лучшую сторону благодаря таким, как мы – поколению Y или миллениалам ( молодые люди, родившиеся после 1981 и до 1996 года прим.авт). В последние годы среди наших ровесников походы к психологам стали такой же нормой, как обращения к зубному, когда болит зуб.

"Заноза" узнала, с какими проблемами обращаются к психологам запорожцы, которые решились на этот шаг и как это им помогло, а также с теми, кто так и не решился.

Коля (имя герой попросил изменить), 33 года.

Обратился к психологу тогда, когда понял, что его семья, в которой есть двое грудных детей разваливается:

Это был первый мой опыт. Я пришёл, минут 40 я рассказывал про проблемы, и специалист поправляла и направляла меня в диалоге. Слушала, говорила, и в определенные моменты моего монолога она спрашивала: «Что чувствует Коля?», а мне приходилось объяснять, что я чувствую. А на втором приёме она посмотрела на меня, сказала, что я – целостная личность, что расстройств у меня нет, а наоборот, есть глубокий самоанализ, я могу уходить от конфликта, вижу проблему и готов её решать.

И для дальнейшей работы ей нужна была уже вторая «часть проблемы». Я не скажу, что мне прямо помог психолог, потому что перед тем, как к нему пойти, я начал читать много литературы на болезненную для меня тему, и сам в этом разбираться. Поэтому все, что сделал психолог – это просто подтвердил и закрепил мои какие-то осознания. Психологов нужно выбирать правильно. Ничего же не стоит получить диплом, и пойти снимать офис, чинить людей, не имея при этом навыков и практики. Наверное, поэтому и остается негативное отношение к этому. Лично я выбирал по рейтингу специалиста и по финансовой составляющей.

Оба сеанса обошлись мне в 1200 грн, и после 2 сеанса врач сама сказала мне, что больше мне ходить не нужно, потому что конкретно с моей стороны проблем нет.

Рита, 25 лет.

Обратилась к психологу, чтоб тот помог ей не превратиться в своего отца

Мысли о том, чтобы начать ходить к психологу посещали меня ещё со школьных времён, потому что росла в семье, где процветало рукоприкладство, прессинг, абьюз со стороны отца.

Но наша школьная психологиня была далека о того, чтобы общаться со школьниками о том, что их волнует. После окончания школы и во время учёбы в училище на время это всё отошло на второй план — я стала меньше появляться дома, появились новые знакомые и намёки на отношения, поэтому все мысли были заняты этим.

Вернулись мысли о посещении специалиста несколько лет назад, когда я поняла, что во мне просыпается характер моего отца, и что из-за этого страдаю в первую очередь я сама. Как раз в том момент в интернете стало появляться больше открытой информации об этом, люди стали говорить напрямую: нет ничего стыдного в посещении психологов, помогайте себе.

Сначала я была из тех людей, которые ставили сами себе диагнозы просто читая информацию в интернете. Что-то вроде «ага, я делаю то-то и веду себя так-то, значит у меня ВОТ ЭТО», и считала, что я сама себе психологиня. Но ожидаемо это не помогало.

Тогда стала искать психологов просто в интернете, обращала внимание на то, какой именно практикой занимается человек (вот тут мне помогли мои знания из интернета). В выборе опиралась даже на внешность человека, как бы это не прозвучало. Пару месяцев поиск именно моего специалиста у меня точно занял. Ну, и мысли о том, а точно ли мне это надо, тоже забирали время. В итоге нашла парня, который в основном принимает в качестве пациентов детей, но и со взрослыми также практикует. У него собственный кабинет недалеко от центра, и там всё как фильмах: с тахтой и прочими штуками.

Ходила я к нему около 3 месяцев  и действительно это давало свои плоды. Во время сеансов часто было больно и «рыдательно». Знаю, что некоторые интернет-активисты делают фотографии себя сразу после посещения психолога: зарёванное и опухшее лицо, красные глаза и всякое такое. Я фотографий не делала, но выглядела так же.

Решение прекратить к нему я приняла самостоятельно из-за банального отсутствия денег. Как не крути, это действительно дорого. Бросила только из-за этого, а не потому что испугалась или ещё что-то. Хочу продолжить в том случае, если финансово стану на ноги. Если у меня спросят «стоит ли?» я скажу, что да, стоит. Если ты чувствуешь, что нужно — значит иди.

Разговоры с друзьями за рюмкой чая — это хорошо, но это не всегда может сработать. Ты можешь подумать, что друг тебе дал совет, который поставил в голове всё на место, но ведь с этим «всё на месте» ещё нужно будет дальше жить. Я этого не стесняюсь, но и всем подряд не рассказываю. Только если спросят. И если встречаю агрессивную реакцию в стиле «да ерунда это всё, зачем на это тратить деньги, лучше посиди с друзьями», то просто стараюсь прекратить эту тему.

Юля, 24 года

Ходит к психологу, который помогает ей бороться с детскими проблемами

Довольно символично получилось, но я отметила своё 23-летие и осознала, что больше так не могу. В какой-то момент очень отчетливо поняла, что я саморазрушаюсь.

Много странных поступков совершала, закончила отношения, в которых пробыла 7 лет. Чувствовала, что детские обиды и боли настолько сильно разрослись, что сил больше не было. А у моей хорошей подруги мама – психоналитик. Я, конечно же, взяла телефончик и записалась. До этого ходила на приёмы пару раз, но это было как-то бесцельно. На этот раз цель была определена: сохранить себя, спасти от самой себя.

Поначалу было сложно. Много очевидных вещей, которые вроде и понятны, в жизни проговаривать оказалось очень тяжело. Были и припадки, когда все это казалось бессмысленным. Казалось, что психоаналитик что-то не то говорит, и вообще, я сама все знаю. Но прошёл почти год, и я вижу много изменений. Я очень кайфую сейчас от этого и сама от себя, поэтому очень рада, что решилась.

Поначалу мне было стыдно признаваться в том, что я хожу на консультации к такому специалисту. Наши встречи проходят вечером, часов в 7-8 мы встречаемся. И когда у меня спрашивали: куда я в такое время иду, я всегда как-то пыталась отвертеться от ответа. Позже я начала говорить правду, что иду к своему психоаналитику.

И да, я сталкивалась с насмешками на этой почве. От многих слышала что-то в стиле «ой, ты несчастная наша, откуда ж у тебя могут быть проблемы», что очень бесило. Но сейчас – нет, сейчас мне все равно. Пусть говорят и думают, что хотят, а я горжусь тем, что могу решиться на то, чтобы обращаться за помощью и получать её от профильных специалистов. У всех есть какие-то детские проблемы, и подсознание есть у всех, в котором кроется, наверное, слишком много этого тайного и скрытого, в котором мы не можем признаться и искренне об этом говорить хотя бы сами себе. И психоаналитик помогает именно это раскрыть. Он никогда не станет навязывать тебе что-то, но позволит разглядеть именно то, что ты реально чувствуешь, чего ты на самом деле хочешь.

Никому не должно быть стыдно обращаться за помощью и говорить о своих проблемах. Потому что, как мне кажется, именно это и показывает, что ты на самом деле заботишься о себе и любишь себя, хочешь жить полноценной жизнью.

Саша, 26 лет

Так не решился дойти до психолога.

В какой-то момент я осознал, что, наверное, помощь специалиста мне не помешает. Начал искать в интернете, смотреть отзывы и цены. И, честно говоря, именно цены меня и оттолкнули. Показалось, что это слишком дорого. А спустя какое-то время я сам справился с проблемой.

Как мне кажется, если у человека есть какая-то зацикленность, или что-то подобное, то психолог ему вряд ли поможет, с таким он сможет справиться только сам. Если бы тогда все сложилось, и я бы таки пошёл к психологу, то я бы точно этого не стеснялся.

О причине, по которой я обратился за помощью, вряд ли бы кому-то рассказал, но о самом факте – без проблем. Ясно, что не ходил бы не кричал на всю Ивановскую об этом, но спокойно бы говорил.

Это же распространённая практика во всём цивилизованном мире, и ничего такого в этом нет. Всякое же у людей случается, и искать помощи у специалистов – абсолютно нормально, а со мной да, случилось вот так. Наверное, сейчас, реально стесняться или стыдиться таких вещей будут только дети, чтобы их не засмеяли сверстники. А с возрастом это всё по-другому воспринимается, да и само стеснение уходит, как таковое.

Глава правления объединения психологов и психоаналитиков Ирина Куратченко говорит, что сейчас тенденции действительно поменялись, и люди стали больше уделять внимания здоровью не только физическому, но и психическому:

 В моей практике сложился какой-то гендерный баланс. Количество пациентов мужчин и женщин – 50/50. И мужчин в последнее время обращается все больше. Хотя 15-20 лет назад мужчины на приёмах – это исключение из правила.

Наверное, на это повлияли общие изменения в социуме, в особенностях воспитания детей. Потому что раньше мужчины находили спасение в самих себе или алкоголе. "Сильным и волевым" просить о помощи было не принято.

Среди самых распространённых причин, по которым люди обращаются к психологам и психоаналитикам – тревожные состояния, панические атаки, проблемы в отношениях семейных пар и проблемы с детьми.

Случаи с тревожными состояниями и паническими атаками участились в практике Ирины с 2014 года, с началом войны в стране и дестабилизацией экономической ситуации. С депрессиями тоже обращаются, но намного меньше, потому что люди до сих пор считают, что могут справляться с этим самостоятельно, плюс часто прибегают к самолечению в виде приёма каких-то успокоительных, которых тоже за последние годы стало намного больше и они намного доступнее.

Но специалист напомнила о том, что нестабильное психическое состояние влияет и на наше физическое здоровье.

Психосоматику никто не отменял. - Тут работает принцип «Где тонко – там и рвётся». Есть «великая 7-ка» физических заболеваний, которые на самом деле – психосоматические. Люди обращаются к врачам, которые лечат симптомы, но не искореняют причину. А причина кроется как раз-таки в ментальном здоровье, за которым следят не так пристально, как за физическим.

И несмотря на то, что культура меняется, все ещё остаются предрассудки на эту тему, и тот самый штамп «ненормальный», когда речь идёт о каких-то невротических состояниях.

Так что те, кто стесняются, как рассказала Ирина, как раз-таки такие люди, которые допускают мысли о собственной «ненормальности».

В остальных же случаях люди стали намного проще к этому относиться, больше интересоваться темой ментального здоровья и больше за ним следить.

Кроме этого Ирина Куратченко напомнила, что психика и её состояние «не равно» разуму. Человек может уверять себя в том, что справится с проблемой самостоятельно, но зачастую это практически невозможно. Специалисты – "незаангажированы", у них нет эмоций на счет конкретной проблемы или какого-то жизненного аспекта своего пациента.

Это даёт им возможность смотреть на ситуации с разных сторон, а не с той, с которой может быть удобно смотреть самому человеку. Но важно помнить о том, что своего специалиста в этой сфере нужно выбирать правильно и с умом. Психологи напоминают, что во взаимоотношениях «специалист-пациент» есть ряд норм, которые специалист нарушать не должен:

  • психолог не может вступать ни в какие отношения со своим пациентом: дружить, ходить в гости или заводить отношения;
  • уважающий себя специалист не будет проводить приемы вне рабочего кабинета. Никакие онлайн-консультации, выезды в «удобное для клиента» место, всё это недопустимо для реально действующей терапии;
  • Тот психолог или аналитик, который работает с вами, не должен и не может «брать» себе на консультации и приёмы кого-то из вашего окружения – членов семьи, друзей. А вашего партнёра он сможет принять только вместе с вами, на сеансе для двоих;
  • полную конфиденциальность отношений. Единственные моменты, в которых ваш врач может обсуждать с кем-то вашу ситуацию и терапию – это только с более опытным и «старшим» коллегой, и только без упоминания имён.

Профессионал не будет рассказывать ваши истории и ситуации «за стаканчиком», чтоб кого-то развлечь.

Сегодня есть множество видов терапий: от классических диалогов "на кушетке" до арттерапии или психоанализа или тактильных, телесных методик. К какому лучше прибегнуть – лучше решать после консультации по специалистам. Это не больно.

Мы же хотим всего  лишь напомнить что человек – не всесильное и всемогущее существо. И то, что мы не можем справиться со своими проблемами в одиночку, или то, что наши друзья и родные не всегда помогают нам в этом – не страшно, не зазорно и не стыдно.

А наше психическое здоровье и эмоциональное состояние имеет такую же ценность, как и физическое, а иногда – и большую. И если вы чувствуете, что что-то с вами не так, и в этом нужно разобраться – не стесняйтесь этого, обращайтесь за помощью. Не стоит любить себя избирательно.

Анастасия Потапенко

Другие статьи
Разбор полетов: что происходит вокруг ярмарки возле запорожского цирка
Разбор полетов: что происходит вокруг ярмарки возле запорожского цирка
Город
Что на тебе  надето: управляющая Edison Space Юлия Юргина, 24 года
Что на тебе надето: управляющая Edison Space Юлия Юргина, 24 года
Люди